Глібов Леонід Іванович Скука летняя

Родная скука летняя,
Как дева многолетняя,
Повсюду шлейф влачит.
На улицах встречается,
В саду, как тень, слоняется
И на бульваре спит.
Ударит час заведенный –
И в “Новгород” обеденный
К Навроцкому идет;
Глотнув “настойки Глебова”,
Приготовленья Цветова,
Садится за табльдот.
У Гутмана кейфирует,
В купальнях фигурирует,
У Рекса туфли шьет;
А в лавке Данюшевского,
Читая Достоевского,
Зевает во весь рот.
С мануфактурной грацией,
Гордясь эманципацией,
К Боброву завернет,-
С кокетливой сноровкою
Любуясь батистовкою,
Дуэтец с ним поет:
“От юности застенчивой
Огонь любви изменчивой
Не тронул грудь мою.
Спи, сердце безобидное,
Спи, дитятко солидное,
Спи, баюшки-баю!”
Прокрадется в гостиную
И сплетенку интимную
Лелеет меж старух.
У краснорядцев чающих
На их носах дремающих
Искусно ловит мух.
В пример бомонду русскому
К чернигово-французскому
Маршан и парфюмер
Она порхнет, румянится –
И в публике жеманится
На киевский манер.
У Цвета многосложного –
От гвоздика ничтожного
До экземпляров мод –
Она в толпе является
И, так сказать, сближается
Со скукой всех пород.
Под вечер, от усталости,
В биргале Вейс без жалости
Баварский нектар пьет.
Везде она,

незримая,
Как тень, неуловимая,
И ходит, и живет.
Раз с носом цвета алого,
Не устрашась хожалого,
Воскликнул мужичок:
“Гой, братцы-благодетели!
Отцы-домовладетели!
Подайте мне урок.
Заела скука вредная;
Как баба привередная,
Добралась до питей…
Честные люди трезвые!
Скажите мне, любезные,
Куда удрать от ней?”
Попался горемычному
Одетый по-столичному
Какой-то говорун.
Известный всему городу,
Был, говорят, он смолоду
Порядочный шалун.
“Совет тебе, почтеннейший,
Дам,- говорит,- отменнейший:
В окрестности стремись.
От бабьей меланхолии,
От всякой монополии
Там многие спаслись.
Дубы там необъятные,
Березки деликатные
И кустики шумят;
Что делают любезные,
И пьяные и трезвые,
Они не говорят”.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Глібов Леонід Іванович Скука летняя