Зabava Abagnale Не суй свой нос не в свои дела! (или богатые тоже плачут)

Zabava Abagnale
” Не суй свой нос не в свои дела!” или богатые тоже плачут.
Давненько, лет так 5-6 назад, у моих родителей на фирме работал молодой парень – Юра. Он отличался от остальных 17-ти летних тем, что был немного азиат и имел длиннющие ресницы. Сколько ж мне тогда было лет-то? 13? 14? Я обожала разговаривать с ним, но мне он казался слишком взрослым. Вскоре я узнала, что его уволили, – он иногда пропадал, дня на три – уходил в запой, потом возвращался, и снова пропадал. Я знала, что в семье у него что-то не в порядке и видно это его и водило

из себя.
Естественно я о нем забыла. Но вы понимаете, раз я о нем рассказываю, – значит, все так просто не закончилось. И это верно.
Когда я снова встретилась с ним, я была состоявшаяся молодая стервочка, с кучей денег, собственной квартирой и запасом времени на целых 3 месяца. Ах, да и еще с машиной. Что ж любой парень был моим, особенно после того, как узнавал, что любой мой парень получает от меня мобильный, и деньги, деньги. А увидев, что какой-то парень просто отвернулся от меня, я вскипела, встала прямо перед ним, а он меня узнал. Естественно я не заметила поношенной куртки и вытертого пакета в руке. Я мигом закинула

его в Тойоту, – во мне проснулись, прям таки отеческие чувства, – захотелось его спасти. Он прижался к дверце машины, – явно пытаясь выйти, от напряжения видно не сообразил, где ручка. Я сказала, что сегодня – он мой гость. Он, естественно отпирался. Говорил, что будет должен, а я ему ответила – ночью отдашь. Он испугался, и сказал, почти закричал, что не извращенец. А я засмеялась, я понимала его – мой внешний вид напоминал черную вдову, и я сказала ему:
– Ты угадал – мне от тебя ничего не надо, но сегодня – ты моя звезда, и я буду тебя ублажать.
Вечером мы сидели на крыше в ресторане и он чудно выглядел в том, что я ему купила, то есть подарила. Я каждый вечер тратила сумму вдвое большую, чем только что на него, но удовольствия всегда было намного меньше.
Четыре дня я не выпускала его из рук, четыре дня он был со мной, и не уезжал домой, я не давала ему пить алкоголь, а он слегка нервничал и рассказывал мне книги, которые читал в детстве. Я эти книги не читала, и гладила его чистую, безволосую грудь. Это моя слабость. Но, работа звала, и я оставила его наедине с квартирой, эх, моя шикарная квартира… Я вернулась в пустоту и отчаянье – его не было, притом он ушел совсем не давно, свет еще горел, следы грязи на полу еще не высохли, и чайник был предательски горяч. В тот вечер я разбила о стенку мобильный и сломала каблук, стуча по полу. Все, что я ему купила, кроме штанов и теплого свитера он оставил. Интересно, ему доставляло удовольствие делать мне больно?
Я начала вспоминать, что он мне говорил – вспомнила о какой-то Лене, кажется, его девушка. Что за дурацкое имя? Лена, как пена, простое и не интересное. Выходит что-то или кто-то был лучше, чем мои деньги? Я задумалась. И думала оччень долго – потому, что оказалось, что есть что-то дороже денег.
Вскоре все забылось, и я тоже стала искать человека, который не заметит за мной мою Тойоту и не почувствует мобильный телефон, которому захочется растопить меня, хоть до пояса.
Как-то ночью я ехала по безлюдной улице, как внезапно заметила толпу человек распивающих мерзкую водку, – я узнала среди них него, Юра стоял и с ужасом, сквозь пьяные глаза, смотрел на мою машину, он тоже узнал. Несколько минут я простояла так, и вдруг, будто Азазелло или Коровьев, а может и Бегемот толкнули меня в спину и я тронулась, метнулась оттуда с большой скоростью.
А ночью мело, мело поверх уже лежавшего снега. Ветер зверски метал снежинки, хлеща их по окнам, я боялась за него, но с места даже не двинулась. К тому времени я уже знала, что он женился на Лене. Вот, пусть она решает и спасает его.
Но утром я пробилась сквозь снег и приехала на то же место – две женщины, одна по-моложе, а другая постарше, откапывали под снегом его и его собутыльников. Молодая ревела, а старая тащила остальных – то ли замерзли то ли нет… Я не знала и не хотела прикасаться к этому миру – миру, который оказался сильнее моего, сильнее и намного лучше, человечнее. Я уехала. Как будто стекло, отделяло меня от него и их. На работу я опоздала, но впервые за много-много лет ревела. К ним я послала курьера с деньгами, с большими деньгами, но мне вернули их – сказал, что какой-то мужчина (а ведь Юра еще-то совсем молодой) накричал и выгнал его и эти деньги.
А ночью мне приснился Бегемот, который грозил мне пухлой лапой и говорил: ” Не суй свой нос не в свои дела!”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Зabava Abagnale Не суй свой нос не в свои дела! (или богатые тоже плачут)

Categories: Твори з української літератури

Links