Кавказская природа в поэме “Демон”

Рассмотрим чуть ближе то, как необыкновенно выразительно Михаил Юрьевич

Рисует нам кавказскую природу в поэме “Демон”. Известно, что изначально

Действие поэмы должно было происходить в Испании, но, вернувшись из первой

Кавказской ссылки, поэт переделывает свое творение, перенося действие на

Кавказ. В этой “кавказской” редакции, созданной в 1838 году, “Демон”

Становится одним из самых замечательных произведений русской поэзии.

Лермонтов не мог бы создать новую, окончательную редакцию “Демона”, столь

Разительно

отличающуюся от первоначальной редакции поэмы, если бы не нашел

Нового, еще не открытого поэзией материала, который помог ему воплотить

Отвлеченную философскую мысль в конкретных поэтических образах.

Как пишет Ираклий Андроников “горы Кавказа, Казбек, который кажется

Пролетающим над ним демоном “гранью алмаза”, “излучистый Дарьял,

Кайшаурская долина, зеленые берега светлой Арагвы, угрюмая Гуд-гора

Оказываются самой подходящей обстановкой для лермонтовской поэмы”.

Мир же, увиденный Демоном и есть те самые вершины Кавказа, увиденный издали

Казбек, чернеющий

“глубоко внизу” Дарьял и Терек, это скалы, облака и башни

Замков – как бы неотделимые от мира фантастической дикой природы,

Одушевленной лишь присутствием горного зверя или кружащей в “лазурной

Вышине” птицы. Использованные здесь сравнения взяты исключительно из

Царства животных и минералов:

Под ним Казбек, как грань алмаза,

Снегами вечными сиял,

И, глубоко внизу чернея,

Как трещина, жилище змея,

Вился излучистый Дарьял

И Терек, прыгая как львица

С косматой гривой на хребте

Ревел…

Таков же и мир олицетворений:

И золотые облака

Из южных стран, издалека

Его на север провожали;

И скалы тесною толпой,

Таинственной дремоты полны,

Над ним склонялись головой,

Следя мелькающие волны;

И башни замков на скалах

Смотрели грозно сквозь туманы

У врат Кавказа на часах

Сторожевые великаны!

Далее рисуются иные – еще более земные, еще более “живые” красы –

“роскошной” Грузии. Поэт показывает нам уже не отдельные фрагменты и

Детали, увиденные Демоном с высоты полета, а целый “край земной” – во всем

Богатстве бесконечных картин природы – эта строфа рассыпает перед

Изумленным взором читателя яркие краски, насыщает рисуемые картины

Богатством звуков и голосов, одушевляет их новой жизнью – жизнью человека.

Все это прорывается в эпитетах “счастливый край земли”, “сладострастный

Зной полдня, и в образах, воспроизводящих экзотический мир Востока со

“столпообразными” руинами, “звонко-бегущими ручьями”, с красавицами,

Внимающими пенью соловьев, и в заключительном сравнении, необычно,

Парадоксально сопоставляющем не глаза со звездами, а звезды – с очами

Земной красавицы, и, наконец, в прорывающейся авторской эмоции:

И блеск, и жизнь, и шум листов

Стозвучный говор голосов,

Дыханье тысячи растений.

После завершения экспозиции автор переносит нас из мира поднебесных сфер, в

Которых летает Демон, и видит земные красы с высоты своего полета, в мир

Людей:

Высокий дом, широкий двор

Седой Гудал себе построил…

Трудов и слез он много стоил

Рабам послушным с давних пор.

С утра на скат соседних гор

От стен его ложатся тени.

В скале нарублены ступени;

Они от башни угловой

Ведут к реке, по ним мелькая,

Покрыта белою чадрой,

Княжна Тамара молодая

К Арагве ходит за водой.

Посредством такого простого движения взгляда автор как бы приближает нам

Кавказ все ближе и ближе – сначала с высоты полета Демона, затем уже в

Более мелких деталях, а после кавказский пейзаж изображает нам уже жизнь

Обитателей этой горной страны.

Во второй части “Демона”, третьей и четвертой строфе мы также видим

Картины природы, но уже в сопоставлении с внутренним миром героини.

Земная Природа изображается теперь “изнутри”, увиденная глазами заключенной

В монастырь Тамары:

Кругом, в тени дерев миндальных,

Где ряд стоит крестов печальных,

Безмолвных сторожей гробниц,

Спевались хоры легких птиц.

По камням прыгали, шумели

Ключи студеною волной,

И под нависшею скалой,

Сливаясь дружески в ущелье,

Катились дальше, меж кустов,

Покрытых инеем цветов.

Этот контраст двух частей подчеркивает, что природа Кавказа (и, в

Частности, изображаемая Лермонотовым) может быть не только буйной, но и

Спокойной, безмятежной.

Такой же спокойной, по мнению Ираклия Андроникова, изображается природа в

Знаменитом стихотворении “Из Гете”:

Горные вершины

Спят во тьме ночной;

Тихие долины

Полны свежей мглой;

Не пылит дорога,

Не дрожат листы…

Подожди немного,

Отдохнешь и ты.

Содержание Лермонтовского стихотворения и его основные мотивы не совсем

Совпадают с переводимым оригиналом. Некоторые исследователи считают, что

Обращение к Гете послужило поводом для создания собственного произведения.

Но возможно, оно навеяно Лермонтову службой на Кавказе. Представьте такую

Картину: вечер в горах. Устало тянется по дороге колонна войск. Застыли в

Молчании окрестные вершины, зажигаются первые звезды. И угасают дневные

Заботы, мелочными кажутся земные страсти, тревоги и желания. Остается

Ощущение бренности нашей жизни на земле. “Подожди немного, отдохнешь и ты…”


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Кавказская природа в поэме “Демон”

Categories: Нові твори

Links