Для меня одного родился Дон Кихот, Мигель де Сервантес

Мигель де Сервантес Сааведра – выдающийся испанский писатель, один из наиболее ярких представителей культуры Позднего Возрождения. Его роман “Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский” по результатам опроса ста выдающихся литераторов мира, проведённого Нобелевским институтом (г. Осло) в 2002 г., признан лучшим художественным произведением за всю историю человечества. А образ главного героя давно стал вечным.

История жизни создателя этого шедевра не менее интересна, чем написанный им роман. Родился Сервантес 29 сентября 1547 г. в городке

Алькала-де-Энарес, находящемся недалеко от Мадрида, в семье врача. Его отец относился к так называемым идальго – обедневшим дворянам, поэтому, начиная с раннего детства, Сервантес хорошо знал, что такое нужда. Несмотря на это, Мигелю удалось получить достойное философское и юридическое образование (частично от учителей, но в большей степени в результате самостоятельной работы). Его первым литературным наставником был Хуан Лопес де Ойос – известнейший в то время педагог-гуманист. Именно под его влиянием Мигель написал сонет, эпитафию, элегию и несколько стихотворений.

Как известно, не сохранилось ни одного

достоверного портрета Сервантеса, созданного при его жизни. Все существующие изображения называют лишь попытками воссоздать его образ. Но до наших времён дошло описание внешности писателя, оставленное им самим: “Под портретом мой друг мог бы написать: “Человек, которого вы здесь видите, с овальным лицом, каштановыми волосами, с открытым и большим лбом, весёлым взглядом и горбатым, хотя и правильным носом; с серебристой бородой, которая лет двадцать тому назад была ещё золотая; длинными усами, небольшим ртом; с зубами, сидящими не очень редко, но и не густо, потому что у него их всего-навсего шесть, и притом очень неказистых и плохо расставленных, ибо соответствия между ними нет; роста обыкновенного – ни большого, ни маленького; с хорошим цветом лица, скорее светлым, чем смуглым; слегка сутуловатый и тяжёлый на ноги, – есть не кто иной, как автор “Галатеи” и “Дон Кихота Ламанчского”, сочинивший в подражание Чезаре Капорали Перуджийскому “Путешествие на Парнас” и другие произведения, которые ходят по рукам искажён-ными, а иной раз и без имени сочинителя.

Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провёл в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. В морской битве при Лепанто выстрелом из аркебузы у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразным, в его глазах оно прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем, сражаясь под победными знаменами сына “Грозы войн” – блаженной памяти Карла Пятого”.

Любимой поговоркой отца Мигеля была такая: “Три вещи: церковь, море, дворец. Избери одну – и нужде конец”. Руководствуясь этим наставлением, Сервантес поступил на службу секретарём кардинала Джулио Аквавиве. Затем судьба распорядилась так, что он оказался в рядах испанской армии, которая в то время вела войну с турками. Вот как об этом периоде рассказывает в романе “Сервантес” немецкий писатель Бруно Франк (1887-1945): “Военная жизнь изменила его. Из худого, скромного он превратился в крепкого и смелого солдата. Его загорелое лицо весело глядело из-под железной каски. Солдаты любили и уважали Сервантеса. Он знал много историй и прибауток, любил смех и острую шутку, был отважным и жизнерадостным человеком, храбрым воином”. В 1571 г. Сервантес принимал участие в знаменитой морской битве при Лепанто, в ходе которой получил тяжёлое ранение. И хотя его левая рука на всю жизнь осталась парализованной, это не заставило будущего писателя покинуть армию.

В 1575 г. Сервантес по служебным делам отплыл из Италии, где в то время была расквартирована испанская армия, в Испанию. Галеру “Солнце”, на борту которой он находился вместе с младшим братом Родриго, захватили алжирские пираты. Родители не могли выплатить огромную сумму, затребованную за освобождение сыновей. Когда семье и друзьям Сервантеса в 1577 г. величайшими усилиями удалось собрать деньги на выкуп одного из узников, Мигель проявил истинное благородство, предложив освободить младшего брата. Сам же с железным кольцом на шее и в цепных оковах провёл целых 5 лет, пока его не выкупили монахи-доминиканцы.

Вскоре после возвращения домой бывший пленник решил заняться сочинительством. Из-под его пера вышло около 30 небольших драматических произведений в комическом жанре, которым не суждено было стать популярными, а также роман в стихах и прозе “Галатея”, имевший некоторый успех. Но литературное творчество не принесло Сервантесу достатка. Стремясь решить материальные проблемы, он устроился комиссаром по продовольственным поставкам для королевского флота, затем сборщиком налогов. Но, не имея необходимых навыков, небрежно оформлял отчёты, из-за чего его не раз обвиняли в растрате казённых денег. По этим причинам Сервантес дважды оказывался в тюрьме.

Именно за тюремной решёткой и родились первые главы всемирно известного романа. Вот как об этом написал Иван Франко в прологе к поэме “Приключения Дон Кихота”, поэтическом пересказе произведения испанского писателя: Отам, в тюрмі в його умі Дитя те почалось, Що на весь світ, у всі віки Соколом понеслось.

Эта книга была задумана как пародия на средневековый рыцарский роман, исчерпавший к тому времени свои возможности. Российский литературовед И. Шайтанов отмечает: “Но если замысел и возник как пародийный, то его исполнение значительно переросло первоначальный план, подтвердив истину, что многие великие открытия в искусстве начинаются с полемического переосмысления существующей традиции, в отталкивании от неё”.

Главным героем романа был обедневший дворянин Алонсо Кихано, который под впечатлением от рыцарских романов придумал себе благородное имя Дон Кихот Ламанчский, подкрепив его романтическим прозвищем Рыцарь Печального Образа. В поисках подвигов он отправился в путешествие, в котором его верным спутником и оруженосцем становится находчивый крестьянин Санчо Панса. Дон Кихот попадает в самые разные ситуации – комические и драматические, но все свои геройства он, как и полагается настоящему рыцарю, посвящает “даме сердца”, до которой его богатое воображение вознесло простую деревенскую девицу Дульсинею Тобосскую.

Как же воспринимали этот образ читатели? У кого-то он вызывал смех, у кого-то жалость, кто-то видел в нём великого романтика и благородного рыцаря. “И что интересно, чем мизернее попадался читатель, тем сердечнее он потешался над Дон Кихотом, даже добрел и великодушничал.

А Байрон почему-то не смеялся: “Из всех повестей это самая печальная…”

А Гейне с детства плакал, когда читал, как победил Дон Кихота омерзительный цирюльник Самсон Караско, и в зрелом возрасте “на фатальных распутьях” своей жизни призывал образ “худощавого рыцаря”…

А Герцен величал Дон Кихотами великих мечтателей и бунтарей…

А Достоевский исповедывался: “Я только что приравнял графа Шамбора к Дон Кихоту, но высшей похвалы я не знаю…”

А Эйнштейн, которого не без оснований (и не вопреки его самооценке) принимали за Дон Кихота, черпал воодушевление в этом образе…”.

Попытайтесь и вы открыть своего Дон Кихота.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Для меня одного родился Дон Кихот, Мигель де Сервантес

Categories: Нові твори

Links