Тема пророчества в лирике М. Ю. Лермонтова


Русских поэтов всегда волновали думы о своем предназначении, месте в жизни страны. По мнению Пушкина, только тот, кто всегда душой, стремлениями со своим народом, может оправдать свое назначение поэта: правдивым поэтическим словом пробуждать в человеке высокие чувства. “Глаголом, жги сердца людей” – вот что должен помнить истинный поэт-гражданин.
Когда равнодушие нового поколения к общественной жизни, безучастность стали нормой жизни, когда оно превратилось в “презренных рабов перед властью”, Россия услышала голос поэта-гражданина Лермонтова – он зазвучал, “как колокол на башне вечевой”. Поэт не сразу пришел к своему “Пророку”. Лермонтов-романтик восторженно воспринимает судьбу поэта, который стоит выше “толпы”, он живет своими мечтами, своими страданиями. “Я сам собою жил доныне”, – пишет он.
Но жизнь вторгается в придуманный им мир, его начинают привлекать люди, кровно связанные с народом, волновать судьба поколения. Лермонтов отвергает поэзию, которая только переливает “в гремучие напевы несчастный жар страдальческой любви”. Так в Лермонтове-романтике рождается Лермонтов-реалист. И уже совсем по-другому звучит тема назначения поэта в стихотворениях “Кинжал”, “Поэт”, “Не верь себе”. Последняя строфа стихотворения “Кинжал” – это обещание-клятва поэта не изменять


своим принципам, быть твердым и стойким:
Да, я не изменюсь и буду тверд душой, Как ты, как ты, мой друг железный.
В стихотворении “Поэт”, как в литературном манифесте, Лермонтов призывает поэтов-современников возродить традиции передовой гражданской поэзии. И опять появляется образ кинжала: поэзию автор сравнивает с кинжалом, который может быть “игрушкой золотой” или опасным оружием: в зависимости от того, какую цель ставит перед собой его владелец.
В годы подготовки декабрьского восстания, во времена Рылеева и Пушкина, поэзия звала к борьбе; голос ее “звучал, как колокол на башне вечевой”. Но среди своих современников Лермонтов не видит такого певца. “В наш век изнеженный не так ли ты, поэт, свое утратил назначенье!” – Восклицает он.
Роль поэта и поэзии, по мнению Лермонтова, в том, чтобы “воспламенять бойца для битвы”, всегда быть со своим народом и призывно звучать “во дни торжеств и бед народных”.
Незадолго до своего трагического конца Лермонтов создает стихотворение “Пророк”. Само название говорит, что оно навеяно “Пророком” Пушкина. В нем с потрясающей силой раскрывается трагедия поэта-пророка. Да, поэт – пророк, которому свыше дан дар видеть дальше, чувствовать глубже, говорить правдивее. “Но нужен ли этот дар людям? – снова и снова спрашивает он себя. – Нужны ли кому-нибудь “любви и правды чистые реченья”?” К сожалению, люди, которым служит его талант, остаются холодными и равнодушными, превыше всего они ценят покой и благополучие. Поэт-пророк вызывает у них лишь смех и презрение.
И все-таки Лермонтов убежден в своей правоте: поэт должен “желать дела, активно вмешиваться в жизнь”. Поэтому стихотворение “Поэт” заканчивается призывом:
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда, на голос мщенья,
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?..
Лермонтов видел в поэзии большую силу, способную завоевывать сердца, пробуждать “чувства добрые” и поднимать людей на борьбу.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Тема пророчества в лирике М. Ю. Лермонтова

Categories: Твори з зарубіжної літератури

Links